Гарантированный доход для всех и каждого

Гарантированный доход для всех и каждогоКогда люди слышат, что я хочу заменить систему социального обеспечения универсальным базовым доходом, они почти всегда заявляют в ответ, что бездельники будут жить за счет трудолюбивых граждан или что многие примутся прожигать жизнь, не делая ничего полезного. Или, как говорили раньше, получив гарантированный доход, каждый предастся лени и пороку. Я вижу все иначе. Я считаю, что универсальный базовый доход (УБД) — наша единственная надежда справиться с грядущим кризисом на рынке труда и вдохнуть новую жизнь в гражданское общество.

Великий сторонник свободного рынка Милтон Фридман выдвинул идею гарантированного дохода вскоре после Второй мировой войны. Эксперимент с упрощенной и искаженной версией его “отрицательного подоходного налога” был проведен в 1970-х и не оправдал ожиданий. Однако по мере роста социальных расходов, так и не снизивших уровень бедности ниже 10%, идея гарантированного дохода снова стала привлекательной: как-никак, если вы хотите покончить с бедностью, просто дайте людям деньги. В 2016 году УБД рассматривается как вполне реалистичная мера. Финляндия запланировала подобный пилотный проект на следующий год, а в Швейцарии совсем недавно прошел референдум по этому вопросу (как известно, швейцарцы высказались против УБД — прим. перев.).

Сторонники УБД формируют очень странную группу. В нее входят и левые, которые рассматривают его как шаг к социальной справедливости, и некоторые либертарианцы (такие как Фридман), видящие в УБД наименее опасный способ перераспределения доходов. Как бы то ни было, очевидно, что время УБД настало, но вводить его нужно правильно.

Здесь я хочу сделать одно важное пояснение: УБД принесет пользу, о которой я заявляю, только в том случае, если он заменит все остальные расходы на социальное обеспечение и контролирующую их бюрократическую машину. Если вводить гарантированный доход как расширение существующей системы, он безусловно принесет немалый вред, который так любят расписывать его критики.

Кроме того, система УБД должна иметь некоторыре ключевые характеристики. В моей версии каждый гражданин США в возрасте от 21 года получал бы 13 тысяч долларов в год, которые переводились бы по частям каждый месяц на его банковский счет. Три тысячи долларов в обязательном порядке направлялись бы на страхование здоровья, после чего каждому взрослому оставалось бы 10 тысяч долларов в год на остальные расходы. Люди, зарабатывающие до 30 тысяч долларов, не теряли бы ни цента УБД, но более крупные заработки снижали бы сумму УБД по прогрессивной шкале вплоть до 6500 долларов (но не меньше) при заработке в 60 тысяч долларов.

Средства для УБД удалось бы получить благодаря отказу от соцобеспечения, программ Medicare и Medicaid, талонов на еду, жилищных субсидий, пособий для одиноких женщин и всех остальных программ социального обеспечения, а также сельскохозяйственных субсидий и корпоративных пособий. В 2014 году расходы по программе УБД оказались бы на 200 миллиардов долларов меньше, чем при текущем раскладе. К 2020 году это позволило бы сэкономить около триллиона долларов.

Признаю, что некоторые люди после введения моего плана УБД стали бы бездельниками, но это и так проблема. Опрос 2015 года показал, что 18% неженатых мужчин и 23% незамужних женщин в возрасте от 25 до 54 лет игнорируют рынок труда и живут на чужие деньги. Таким образом, вопрос заключается не в том, будут ли люди отказываться от работы из-за УБД, а в том, станет ли ситуация хуже.

Мне так не кажется. При текущей системе трудоустройство закрывает доступ ко многим преимуществам системы соцобеспечения и вынуждает платить немалые налоги. При моей версии УБД работа обеспечивает чистую прибыль вплоть до заработка в 30 тысяч долларов, после которого вы начинаете зарабатывать слишком много (в общей сложности 40 тысяч долларов), чтобы дополнительный налог мог убедить вас отказаться от работы.

Конечно, после введения УБД какая-то доля потенциальных работников откажется от работы, но вместо них смогут трудоустроиться люди, которые сейчас живут на пособия или не работают из-за инвалидности. Пожалуй, численность первой категории окажется выше, но нет причин полагать, что она будет достаточно высокой, чтобы сделать УБД неработоспособным.

Вынужденная безработица — совсем другое дело, и это приводит нас к самому важному: наступают времена, которые полностью изменят привычные нам представления о профессиях, специальностях и должностях. Да, я знаю, что предостережения о технологической безработице периодически появляются еще со времен первых луддитов и до сих пор ни одно из них не сбылось. Однако многое говорит о том, что нынешняя ситуация действительно уникальна.

Когда появились первые автомобили, даже без дара ясновидения можно было понять, что кучеры, если брать в целом, переквалифицируются в водителей, а конюхи — в автомехаников. В этот раз требуется куда более богатое воображение, чтобы представить новые рабочие профессии, на которые смогут претендовать люди, лишившиеся работы из-за автомобилей без водителей, а их только в США насчитывается 4 миллиона. Достижения в сфере трехмерной печати и “контурного изготовления” поставят перед угрозой безработицы еще 14 миллионов людей, занятых на производстве и в строительстве.

При желании этот список можно продолжать и продолжать — в нем даже окажутся миллионы менеджерских должностей, которым безработица традиционно не угрожала. Несколько десятилетий разработки в сфере ИИ не оправдывали ожиданий, но в последние годы ИИ, наконец, заявил о себе, да еще как! Например, весной прошлого года компьютерная программа обыграла чемпиона по игре в Го, причем она не была разработана специально для Го, а использовала самообучающиеся алгоритмы. На месте выпускников я бы всерьез задумался.

Насколько серьезна угроза безработицы? Согласно исследованию, проведенному Организацией экономического сотрудничества и развития, исчезнуть могут 9% работ в США. Двое ученых из Оксфорда оценивают эту долю в целых 47%. Как видите, даже оптимистичные сценарии впечатляют. Как бы ни развивались события, ясно, что в ближайшие десятилетия мы должны придумать какие-то условия для полноценной жизни без работы в традиционном смысле, и УБД может стать важным шагом на пути в это странное, но, похоже, неизбежное будущее.

Но есть и хорошие новости: грамотно спроектированная система УБД может не только предотвратить катастрофу, но и принести огромную пользу. Она также может вдохнуть новую жизнь в американское гражданское общество, которое исторически было одним из главных активов США, но в последние десятилетия пришло в упадок.

Важнейшим свойством американской культуры всегда являелась предрасположенность американцев создавать добровольные организации для решения местных проблем. Алексис де Токвиль был лишь одним из первых европейцев, отметивших этот феномен. К началу “Нового курса” Рузвельта американские ассоциации взаимопомощи включали многочисленные разветвленные сети, в которые входили люди из всех слоев общества. Участники этих групп предоставляли друг другу самые разные услуги социального обеспечения, причем не только в поселках и малых городах, но и в крупных мегаполисах.

Могли ли эти сети успешно решать все человеческие проблемы того времени? Нет, но спрашивать об этом нечестно. США располагали тогда лишь малой долей от нынешнего национального богатства. Правильнее было бы задаться вопросом “Что, если бы нынешнее общество развило бы подобную активность в деле решения текущих проблем, располагая нынешним богатством?”

Многие из самых амбициозных добровольных мер по решению проблем бедных сошли на нет из-за программ “Новый курс” Рузвельта и “Великое общество” Линдона Джонсона, и это нетрудно было спрогнозировать. Действительно, какой смысл участвовать в программе взаимного страхования в своем сообществе, если государство развернуло систему соцобеспечения? Добровольные организации по-прежнему процветали, но большинство из них занялись задачами, которые обошло своим вниманием федеральное правительство.

Я считаю, что это была плохая сделка. Государственные агентства — худшие из всех организаций по решению человеческих проблем. Они с необходимостью ограничены правилами, которые без разбора применяются к людям, которые лишь на бумаге одинаковы, а на деле совсем по-разному реагируют на разные формы помощи. Негосударственные организации — и религиозные, и секулярные — по самой своей природе куда лучше способны адаптировать свои услуги к местным условиям и индивидуальным потребностям.

Согласно моему плану по введению УБД, весь бюрократический аппарат социального обеспечения был бы упразднен, но разве это сказалось бы на симпатии людей друг к другу или желании участвовать в жизни общества? А богатство в частных руках только бы увеличилось. Грандиозное восстановление великой американской традиции добровольной взаимопомощи — это не утопия. Будучи предоставленными сами себе, американцы всегда именно так и реагировали на неприятности. Образно выражаясь, это заложено в нашей ДНК.

Что бы ни делали добровольные агентства, никто не умирал бы от голода на улицах. Каждый — даже тот, кто не может найти никакой работы, — знал бы, что, объединив выплаты по программе УНД с несколькими друзьями, вполне можно обеспечить сносную жизнь. Некоторые безответственные люди успевали бы растратить УНД задолго до получения очередного депозита, но УБД радикально изменил бы условия взаимопомощи. Каждый знал бы, что у всех есть источник дохода, и никому не удалось бы спекулировать чужим доверием, не предоставляя ничего взамен, или ссылаться на невозможность вернуть долг. Это изменило бы многие социальные и личные отношения. Безработный, живущий с подругой, не смог бы отказаться от уплаты своей части аренды. Молодой человек, зарабатывающий 15 тысяч долларов, куда смелее рассматривал бы перспективу создания семьи, если бы знал, что семейный доход составит как минимум 35 тысяч долларов в год. Или возьмем безработного отца с малолетним ребенком. Сегодня общество никак не может призвать его к ответственности, а при УБД судья мог бы направить часть ежемесячного платежа на поддержку ребенка. Примеры того, как каждый распоряжается своим доходом, сумма которого известна, стали бы прекрасными уроками для тех, кто пытается выбраться из тяжелого положения.

Это лишь немногие из возможных сценариев, но они воспроизводятся миллионами каждый день. Гарантированный доход не избавил бы людей от ответственности за последствия их действий — парадоксально, но он скорее возложил бы на них новые обязанности, и это пошло бы на пользу и им самим, и обществу в целом.

Однако преимущества УБД простираются еще шире. Существующую общественную систему часто (и справедливо) критикуют за то, что у самых бедных американцев нет никакого повода думать, что жизнь может сложиться иначе. У них нет ни образования, ни трудовых навыков, и живут они в депрессивных криминальных районах без каких-либо перспектив на достойную жизнь. К сожалению, потребность в самоуважении часто принимает форму бунта против системы.

Многие более удачливые члены общества считают, что эти люди упрямо отказываются воспользоваться имеющимися возможностями, но для мужчины, который никогда не работал, или женщины, не знающей примеров счастливой семейной жизни, эти возможности в лучшем случае кажутся призрачными. Моя версия УБД позволила бы им взглянуть на мир новыми глазами. Вместо скудных пособий, которые необходимо использовать согласно бюрократическим предписаниям, они получали бы 10 тысяч долларов, которые могли бы потратить, как им вздумается. Это не было бы благотворительностью: все граждане, достигшие 21 года, получали бы ежемесячный платеж без каких-либо унижений — на банковский счет.

УБД открыл бы для самых обделенных путь в средний класс, в очередной раз напомнив избитую фразу “Ваше будущее — в ваших руках”, только теперь это было бы правдой.

Чарльз Мюррей (Charles Murray)

Источник: wsj.com

Возможно вам понравятся эти статьи...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *