Самсон Мау: не поддавайтесь на провокации, сохраняйте спокойствие и работайте над кодом

Самсон Мау: не поддавайтесь на провокации, сохраняйте спокойствие и работайте над кодомСамсон Мау (Samson Mow) — главный операционный директор BTCC, Биткойн-биржи и компании, обслуживающей кошельки и майнинговые пулы в Китае. Мау преуспел в отрасли видео игр, а с прошлого года работает советником в биткойн-компании, генеральным директором которой является его друг Бобби Ли (Bobby Lee).

На протяжении последних месяцев он активно участвовал в обсуждении проблемы размера блока. Мау играл главную роль в организации круглого стола, посвященному масштабированию Биткойна, а также круглого стола по консенсусу в Гонконге.

Но настоящую известность в мире Биткойна ему принесли серии публикаций в Twitter, которые впечатлили одних читателей и возмутили других. Корреспондент Bitcoin Magazine взял интервью у Мау, в котором, помимо прочего, Самсон рассказал о повышенном с недавних пор внимании к его профилю в социальной сети и взглядах в отношении проблемы размера блока.

Самсон, до недавнего времени вы вели неприметную деятельность руководителя, поэтому были не столь известны в Биткойн-сообществе. Как бы то ни было, после публикаций в Twitter вы оказались в центре внимания. Что заставило вас написать их?

В Twitter я в основном высмеиваю сложившуюся ситуацию вокруг размера блока. Она стала слишком нелепой. Кажется, что в ходу лишь теории заговора и все готовы атаковать мнения, которые не совпадают с их взглядами. В атмосфере дезинформации и разнообразных безосновательных претензий команда разработчиков Bitcoin Core подвергается многочисленным пассивно-агрессивным атакам. Больше ничего не остается, кроме как посмеяться над этим.

Раньше вы довольно критично относились к команде разработчиков Bitcoin Core и поддерживали увеличение размера блоков. Во время прошлого интервью вы даже сказали, что заинтересованные стороны могли бы увеличить размер блока, если команда Bitcoin Core не достигнет консенсуса.

Основная идея состояла в том, что нужно было что-то предпринять. Сообщество было раздосадовано, равно как и я сам. Но после этого интервью у меня состоялся трехчасовой разговор по телефону с президентом компании Blockstream, Адамом Бэком (Adam Back). Я раскритиковал много аспектов работы Core в целом, а именно отсутствие взаимодействия с их стороны. Он и разработчики Core прислушались к моему отзыву и с тех пор действительно улучшили взаимодействие.

Мне также удалось лучше понять то, как работают между собой разработчики Core, и я пришел к выводу, что для разочарования не было повода. Я понял, что если я пожалуюсь Адаму, то проблема не исчезнет как по волшебству. Core — это очень разноплановая группа независимых добровольцев, а также компаний, которые безвозмездно вкладывают в проект время своих сотрудников. В группе существует также много различных мнений. Специалисты не могут реагировать на отзывы пользователей, ведь у них нет соответствующего механизма. Это просто группа людей, которые хотят писать код и устранять проблемы, связанные с Биткойном. Никто из них не несет ответственности за ситуацию в целом.

Ответственность несет Владимир ван дер Лаан (Wladimir van der Laan)?

Владимир объединяет части кода, так как он специалист по обслуживанию, но он не принимает никаких решений без твердого согласия группы. Если Владимира за что-то и критикуют, то за чрезмерную осторожность. От него не зависит успех проекта, так как Владимир не принимает решения.

Он принимает решает, когда группа достигла твердого консенсуса?

Вряд ли он вообще хочет играть роль арбитра. Он посредник. Если бы он объединял код без достижения консенсуса в группе, в проекте не было бы столько разработчиков.

Сейчас проблема заключается в искусственном ограничении размера блока в 1 мегабайт. Но разве в декабре не выступили против краткосрочного увеличения?

Сатоши Накамото ограничил размер блока 1 МБ, чтобы предотвратить рассылку спама. Однако у ограничения размера блока есть и другая функция: оно определяет предел для тех, кому нужно использовать весь узел, серверы которого поддерживают децентрализацию. В последнее время я убедился в том, что децентрализованность — важное свойство Биткойна.

Изначально я предпочитал двигаться в сторону хардфорка, но потом я узнал гораздо больше о Segregated Witness, и почему этот проект лучше: он позволяет избежать многих проблем. Если не акцентировать внимание на недостатках, в конечном итоге станут видны более серьезные проблемы, например осуществление компенсационных транзакций, дестабилизирующее сеть.

Разработчики Core стремятся поддерживать безопасность сети, а также децентрализацию, поэтому естественно, что они с осторожностью относятся к увеличению размера блока, установленного Сатоши. Кроме того, благодаря Segregated Witness они действительно могут увеличить объем транзакций в блоках. Согласно письму о достижении консенсуса, составленному во время круглого стола в Гонконге, некоторые специалисты уже приняли решение о необходимости в дальнейшем провести и хардфорк.

Некоторые говорят, что ограничение на соответствующем уровне удерживает небольшая группа разработчиков.

Скажем так, если под «небольшой группой» вы подразумеваете команду разработчиков Core, которая насчитывает около 80 участников, то технически можно сказать, что они удерживают ограничение размера блока на соответствующем уровне.

Тем не менее, они могут удерживать его только до тех пор, пока это целесообразно и если это приносит пользу всей экосистеме Биткойн. Если сегодня разработчики Core примут решение увеличить ограничение размера блока до 8 мегабайт, майнеры будут единогласно препятствовать этому, так как такое увеличение нанесет огромный ущерб майнингу.

Теперь, если немного перефразировать ваш вопрос, можно было бы утверждать, что «на данный момент небольшая группа разработчиков удерживает ограничение количества монет на уровне 21 миллиона». Если посмотреть на вопрос с этой точки зрения, станет ясно, что команда разработчиков Core ничего не удерживает. Было бы нелепо утверждать, что они в одиночку могут принудительно устанавливать ограничение количества монет на уровне 21 млн, так как за этим консенсусом стоит вся экосистема.

Вы ссылались на соглашение, составленное во время круглого стола в Гонконге. Как все прошло?

Все началось с посвященного Биткойну круглого стола, организованного компанией BitFury в рамках North-American Bitcoin Conference, за этим последовал ряд звонков, во время которых заинтересованные стороны обсуждали волнующие вопросы, а после этого — публикация письма «Призыв к консенсусу». Затем мы слушали выступление Пиндара Вонга (Pindar Wong), организатора Scaling Bitcoin Workshop, который предложил нам место для встреч. Кан Се (Kang Xie), активный член Биткойн-сообщества, играет очень важную роль в формировании основ.

Сама встреча носила узкоспециализированный характер. Многие люди, в том числе и я, подтвердили свое участие всего за несколько дней до встречи, а то и меньше. Мы просто решили встретиться и обсудить проблемы, надеясь избежать спорного хардфорка. То, что мы смогли прийти к соглашению и написать письмо, на самом деле поразительно.

Никто из команды Bitcoin Classic не присутствовал. Каковы были ваши намерения?

Наша цель состояла в том, чтобы эта очень маленькая встреча была посвящена на конкретной задаче: выяснить, что требуется сделать, чтобы получить хардфорк от команды разработчиков Core и избежать разделения сети. Мы хотели сузить круг участников до 20 человек, но в конечном итоге получилось около 24.

Мы не хотели, чтобы на этой встрече присутствовали люди, которые не являются разработчиками или не способны полноценно участвовать в обсуждении. После непродолжительного обсуждения мы также пригласили разработчиков Bitcoin Classic, а именно: Гэвина Андресена (Gavin Andresen), Джеффа Гарзика (Jeff Garzik) и Джонатана Тумима (Jonathan Toomim).

Они жаловались, что получили приглашение лишь накануне встречи…

Конечно, это же не официальная конференция. Как я уже сказал, это была встреча узкоспециализированного характера. Многие люди решили принять в ней участие в самую последнюю минуту. Разработчики Bitcoin Classic этого не сделали. Кажется, некоторые из них вместо этого приняли участие в конференции Financial Crypto в Барбадосе.

Прийти к консенсусу в Гонконге было нелегко?

Это было совсем непросто. Самая большая проблема, которая постоянно возникает, — это фактическое увеличение ограничения размера блока. Вот почему мы остановились на размере в «около 2 МБ» с целью завершения письма. Если мы остановились на размере основного блока в 2 МБ, то эффективный размер с Segregated Witness будет составлять 3,6 МБ, а, возможно, и 8 МБ в более сложных условиях. Но мы не узнаем точный размер, если не будем проводить дискуссий между разработчиками и сообществом майнинга. Если для майнеров и пулов подходит размер в 2 МБ, это замечательно, но в итоге он может быть немного меньше.

Люди с упрощенным пониманием Биткойн-сети хотят установить размер блока “на глазок”, по-простому – например,  2 МБ. Но это не так просто. Прошли те времена, когда размер блока мог быть простым произвольным числом, как было во времена Сатоши. Теперь мы находимся в таких условиях, где размер блока следует определять на основе технических и сетевых ограничений.
Также вместо того, чтобы зацикливаться на фактическом размере блока, людям следует больше интересоваться количеством транзакций на один блок — вот что на самом деле имеет значение.

И все же, кажется, не все довольны результатами. По крайней мере два оператора пулов — Ван Чун из F2Pool и Джихан Ву из AntPool — отметили, что они хотят организовать голосование майнеров?

Все немного расстроены, но нет никакой проблемы в том, что пулы дают своим пользователям возможность голосовать. F2Pool технически не работает с Bitcoin Classic. Возможно, это небольшое недоразумение… или небольшая лазейка в соглашении. Мы договорились, что дадим команде Core больше времени. Я верю, что каждый сдержит свое обещание и будет придерживаться обязательств, принятых в письме.

Разработчики Bitcoin Core, присутствующие во время Круглого стола, подписали соглашение от своего имени, а не от имени Bitcoin Core. Что если разработчикам проекта Core не удастся прийти к консенсусу до внедрения хардфорка?

Да, они действовали от своего лица. Как мы уже говорили, Bitcoin Core — это не монолит и не компания. Присутствующие участники проекта больше не могли выступать от имени других участников. Тем не менее, разработчики Bitcoin Core предприняли смелый шаг и заявили, что будут придерживаться сроков, установленных в договоре. Питер Тодд и Джихан Ву (Jihan Wu) из AntPool приложили огромные усилия, чтобы объединить людей к концу встречи.

Что касается консенсуса между командой разработчиков Core, мы даем им время на решение проблем. В конце концов, будущее проекта зависит от них. Мы надеемся, что они согласятся с мнениями подписавшихся участников, а некоторые, например Владимир, дали понять, что они поддерживают условия соглашения. До конца дискуссии обсуждалось написание кода.

В принятии важного решения во время круглого стола в Гонконге участвовала относительно небольшая группа людей. Как насчет остальных участников сообщества? Как насчет других компаний и майнеров, не говоря уже о пользователях?

Делегация круглого стола сделала все возможное, чтобы пригласить как можно больше участников из этой отрасли, но это трудная задача. Нам необходимо придумать способ, который даст пользователям возможность оставлять свои пожелания. В рамках плана по хардфорку мы обсуждали вопрос от том, чтобы позволить им голосовать с помощью биткойнов. Но никакие конкретные шаги в этом направлении еще не предприняты.

В конечном счете мы не надеялись, что остальные участники сообщества будут поддерживать условия гонконгского соглашения. Если бы Биткойн можно было легко изменить, он не был бы таким уникальным и особенным.

Во всяком случае, мнения участников сообщества уже разошлись. Они думают, что Segregated Witness не будет запущен вовремя и хардфорк произойдет слишком поздно.

Никогда не поздно. Участникам сообщества важно понимать, что ими манипулируют.

Кто именно?

Bitcoin Classic и его сторонники. Это борьба за влияние и управление. Возможно за сам Биткойн. Они превратили, казалось бы, безобидный вопрос о размере блока в орудие разрушения консенсуса. Это очень скользкий и опасный прецедент.

На своем веб-сайте они выложили список сторонников и внесли в него имена людей и компаний, которые якобы поддерживают увеличение размера блока на 2 мегабайта и не согласны с хардфорком Classic. В действительности же многие из этих людей и не подозревали об этом.

Мы наблюдаем за огромным количеством спам-атак на сеть, но сторонники Bitcoin Classic это игнорируют. Либо они сами участвовуют в атаке на сеть, либо предпочитают не замечать ее. Оба этих варианта свидетельствуют не в их пользу.

Они обвиняют разработчиков Core во всех смертных грехах и представляют себя в качестве спасителей Биткойн. Люди не в полной мере понимают принцип работы Биткойна. Даже некоторые руководители крупных Биткойн-компаний не имеют ни малейшего представления о том, как сеть в действительности работает. Так что, если среди вас есть люди, которые думают, что для решения проблем масштабирования нужно увеличить размер с 1 до 2 мегабайт, большая часть сообщества не придумает ничего лучшего и просто согласится. Намного легче действовать на эмоциях, чем думать логически.

Блоки можно было расширить в течение нескольких дней. Кто вообще может решать, являются ли какие-то транзакции спамом или законным использованием блокчейна?

Если неизвестное лицо или группа намеренно нарушает нормальную работу большинства пользователей сети, то это атака. Мы столкнулись с постоянным переводом монет между кошельками, отправкой неподтвержденных транзакций или большого объема транзакций с низкой комиссией и постоянными запросами на получение больших блоков. Все это направлено на исчерпание ресурсов пропускной способности.

Конечно, вы можете сказать, что это не атаки и мы должны позволить каждому использовать Биткойн по своему усмотрению, но давайте рассмотрим простой пример. Если кто-нибудь ворует всю туалетную бумагу из общественного туалета, это плохо? Если увеличивать вдвое количество туалетной бумаги каждый день, это решит проблему?

Если отложить в сторону вопрос об атаке, пространство блоков является ограниченным ресурсом. Увеличение размера блока до 2 МБ не даст никакого результата. Пока злоумышленники готовы платить, они будут находить способы проведения спама транзакций. Нам нужно найти более умные решения для подсчета комиссий, чтобы фильтровать нестандартные транзакции и кошельки. Но комиссии всегда будут и должны быть фактором формирования блоков транзакций.

Вы говорите, что повышение стоимости транзакции в блокчейне, это нормально?

Если бы Сатоши хотел, чтобы майнеры всегда получали компенсацию за счет инфляции, он не заложил бы в систему периодическое уполовинивание награды за блок. Лучший термин для награды за блок — это «субсидия майнерам». Теперь каждый платит низкую комиссию из-за того, что транзакции субсидируются наградой за блок. Так как пространство блоков является принципиально ограниченным ресурсом, в перспективе вы должны быть готовы платить за него. Это фундаментальное понятие экономики: спрос и предложение.

Если люди настаивают на том, что все должно находится на блокчейне и быть бесплатным, почему бы им это не сделать за свой счет? Они могут предоставить такую услугу — они могут инвестировать несколько миллионов долларов в создание центра обработки данных, приобрести оборудование для майнинга, а затем ввести транзакции с низкой комиссией в качестве общедоступного сервиса.

Ваша компания ввела услугу под названием BlockPriority, которая гарантирует, что исходящие и входящие транзакции компании BTCC включены в майнинговые субъекты BTCC первого блока. Разработчик Bitcoin Classic Гэвин Андресен отметил, что является признаком неисправности сети, которая становится все более ненадежной и уязвимой к атакам.

BlockPriority не предоставляет никаких показателей об исправности Биткойн-сети.
Однако BlockPriority свидетельствует о векторах для спам-атак на сеть, которые еще нужно исправить, о необходимости улучшения методов оценки комиссии, а также о необходимости для Биткойн-бизнеса принять Segregated Witness, который увеличит размер блока.

В идеале нам не нужно предпринимать какие-либо действия относительно размера блока. Но я думаю, если молоток — это все, что у вас есть, вам кажется, что вокруг вас одни гвозди.

Очевидно, некоторые люди считают, что увеличение ограничение размера блока является решением, в котором сеть Биткойн остро нуждается на данный момент. Bitcoin Classic предлагает реальную альтернативу. Почему ее встречают в штыки?

Classic продвигает свой хардфорк вместо консенсуса, тогда как для консенсуса необходим хардфорк, но не то, что они предлагают. Хардфорк Classic — это по сути нападение на сеть. Некоторые люди говорят, что Classic не исправляет векторы атак, которые навсегда закрывает Segregated Witness. Некоторые люди не доверяют команде разработчиков проекта, так как ее состав постоянно меняется в течение нескольких недель своего существования. Некоторые люди считают, что Classic не предоставляет никакого реального решения и что в их концепции не хватает содержания. Некоторые люди, такие как я, считают, что порог майнинга в размере 75 процентов слишком низкий для активации, а 28-дневный льготный период — это немыслимо короткий период времени, недостаточный для обновления. Кроме того, некоторые разработчики Core утверждают, что перестанут работать над Биткойн-проектом, если у небольшого активного меньшинства будет возможность изменить проект, изменив правила консенсуса.

Можно ли назвать Bitcoin Classic таким меньшинством?

Да. В Гонконге мы составили письмо о достижении консенсуса, чтобы показать, что (консенсусный) хардфорк с увеличением размера блоков получил широкую поддержку, в том числе от команды разработчиков Core.

Однако Bitcoin Classic также поддерживают многие. Гэвин Андресен даже возглавлял Биткойн-проект на протяжении нескольких лет… Вы же не ставите под сомнение его опыт?

На самом деле, его проекты весьма сомнительны. Например, BIP101 и Bitcoin XT. Если бы их приняли, последствия были бы катастрофическими. Экспоненциальное увеличение размера блока, которое он предложил, вероятно, просто уничтожило бы сеть. В действительности даже после изначально предложенного увеличения до 8 мегабайт размер блоков был бы слишком велик, чтобы такие блоки можно было обработать в сети. Тем не менее, предложение представили как безопасное решение для масштабирования.

Гэвин играл очень важную роль в годы становления Биткойна. Однако он перестал заниматься обслуживанием решения и с тех пор уже несколько лет не вносил значительного вклада. Над устранением проблем Биткойна работает много новых специалистов, и еще больше работает над увеличением его масштаба и выходом за пределы текущего уровня 1.

Я считаю, что вклад Гэвина был позитивен в самом начале пути Биткойна, и все мы это ценим. Тем не менее, теперь у нас есть люди, которые делают гораздо больше. База исходного кода почти полностью переписана. Мы внедряем более расширенные функциональные возможности и нам нужно сделать гораздо больше, чтобы обеспечить рост сети, поэтому нам недостаточно руководствоваться советами бывших участников.

Так чем же руководствоваться в условиях хаоса, возникшего вследствие разногласий относительно размера блока?

Нам нужны люди, которые активно участвуют: пишут код, тратят свое время или финансируют развитие. Нам нужны люди, сосредоточенные на решении сложных технических проблем. Нам нужны люди, разрабатывающие новые технологии, такие как Lightning Network. И самое главное, нам нужны люди, стремящиеся к плодотворному сотрудничеству.

Я считаю, что рассудительность в любом случае возьмет верх. Мы имели возможность наблюдать, как очень шумное и активное меньшинство пыталось спровоцировать панику и ажиотаж. Пока сообщество имеет мудрость не поддаваться на манипуляции, сохранять спокойствие и работать над улучшением кода, мы продвигаемся вперед.

Автор: Аарон ван Вирдум (Aaron van Wirdum)

Источник: bitcoinmagazine.com

Возможно вам понравятся эти статьи...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *