Блокчейн. Станут ли большие банки делом прошлого?

Блокчейн. Станут ли большие банки делом прошлого?После почти десяти лет кризиса, финансовой помощи, а также реформ, проведенных в Соединенных Штатах и Европейском союзе, финансовые системы, как в этих странах, так и во всем мире, остались практически неизменными с 2006 года. С 2010 года производилось много попыток провести финансовые реформы, но их эффект остался незначительным. Некоторые крупные банки вышли из игры, однако другие заняли их место. Как до мирового финансового кризиса 2008 года, так и сегодня чуть более десятка крупных банков доминируют на мировой финансовой арене. Тем не менее, в мире финансов происходят тектонические сдвиги, а крупные банки вскоре могут стать делом прошлого.


Некоторые чиновники в частном порядке отзывались позитивно в связи с прогрессом финансовой реформы. Публичные заявления большинства из них были достаточно вежливыми, но президент Федерального резервного банка Миннеаполиса Нил Кашкари (Neel Kashkari) недавно задел многих за живое, призвав к переоценке степени и значительности прогресса, достигнутого в решении проблемы финансовых учреждений «слишком больших, чтобы обанкротиться» (too big to fail — TBTF).

Блокчейн. Станут ли большие банки делом прошлого?

Кашкари работал на Генри М. Полсона (Henry M. Paulson) в Министерстве финансов США начиная с 2006 года. Он не только наблюдал развитие финансового кризиса; в октябре 2008 года он стал заместителем секретаря сената, ответственным за Программу освобождения от проблемных активов (TARP), целью которой была стабилизации финансовой системы. Он республиканец, работавший в таком крупном банке, как Goldman Sachs, и такой крупной компании по управлению активами, как PIMCO. В связи с этим люди обращают внимание, когда он говорит: «Я считаю, что крупнейшие банки все еще слишком велики, чтобы обанкротиться, и по-прежнему несут значительный постоянный риск для экономики».

И Кашкари точен в своей оценке финансовых реформ Додда-Франка 2010 года. Соответствующее законодательство и регулятивные нормы повлекли за собой необходимые сдвиги в некоторых вопросах. «Но необходимо также учитывать огромные затраты, которые могут быть вызваны  другим финансовым кризисом, при этом нет уверенности в том, будут ли эти новые инструменты эффективны в борьбе с ним», — заявил Нил — «Я считаю, что мы должны серьезно рассмотреть более смелые трансформационные варианты».

Кашкари в настоящее время предлагает очень правильный подход. Его суть в проведении публичных конференций и широких дискуссий, которые позволят оценить, должны ли крупные банки быть раздроблены, либо же они и другие финансовые учреждения будут вынуждены изменить подход к собственному финансированию, в результате чего долговые обязательства будут сбалансированы. Или долги банков и финансовых учреждений необходимо облагать налогом, что будет препятствовать чрезмерному влиянию финансовых рычагов. Первая такая конференция состоялась 4 апреля этого года.

Кашкари — лишь один из 12 президентов региональных федеральных резервных банков. И он является членом Федерального комитета по операциям на открытом рынке (FOMC), который устанавливает денежно-кредитную политику. При этом он не состоит в Совете управляющих Федеральной резервной системы, которая обеспечивает контроль банковского регулирования. Тем не менее, его призыв к оценке проблемы TBTF приведет к серьезным последствия по трем причинам.

Во-первых, его позиция весьма разумна и соответствует основным тенденциям, а также основывается на глубоком опыте как самого Нила, так и его коллег, в отношении этого и других финансовых кризисов. Кашкари с позиции власти представляет мнение, которое многие другие разумные люди пытались передать в течение почти десяти лет.

Во-вторых, Кашкари озвучил языком банкиров ту же точку зрения, которую оба кандидата в президенты от демократов выражали в ходе своих предвыборных выступлений. У Хиллари Клинтон есть подробный и продуманный план финансовой реформы, с акцентом на налогообложение в связи с использованием финансовых рычагов и повышение требований к капиталу. Берни Сандерс — сторонник дробления банков. Но их цель одинакова, и, как указывает Кашкари, любой из этих инструментов потенциально может привести нас к желаемым результатам.

Когда благоразумные республиканцы и демократы начинают сходиться во взглядах, мы, скорее всего, становимся на порог ощутимых перемен.

В-третьих, время, выбранное Кашкари, совпадает с приходом новой технологии блокчейна, которая позволяет организовать финансовые операции более децентрализовано. (Различные варианты этой технологии либо уже доступны или в настоящее время находятся на стадии разработки.) Существует вполне реальная перспектива, что это приведет к снижению операционных издержек в большей части финансового сектора.

Мы еще не знаем, какой вариант будет основным, и ведется активное обсуждение, как обеспечить, чтобы новые стандарты и системы повышали стабильность, а не приводили к возникновению неприятных непредвиденных последствий, как случилось с некоторыми предыдущими финансовыми инновациями.

Самое главное, технология блокчейна имеет потенциал, который позволит существенно уменьшить или даже устранить ценность доверенных посредников, таких как крупные банки. И тем не менее крупные банки сами вкладывают деньги в эту технологию, предположительно в надежде сохранить хоть какую-то часть своего бизнеса, ограничивая степень конечной децентрализации.

Кашкари ведет нас путем переосмысления и, будем надеяться, разрешения проблемы TBTF традиционных крупных банков. В мире блокчейна он и его коллеги, вероятно, будут упорно трудиться, чтобы предотвратить повторное возникновение любого варианта TBTF.

Автор: Саймон Джонсон (Simon Johnson)

Источник: www.weforum.org

Возможно вам понравятся эти статьи...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *